СкутерМир: продажа скутеров, ATV, запчастей и экипировки. Ремонт скутеров Eltreco. Велогибриды, электроскутеры и мобилики Скутершоп.ру: скутеры и максискутеры Скутеры Хонлинг в России
Сегодня 26.04.2017

По газам. Часть 2

Фотоальбом
Автор: Иван Ксенофонтов
31.03.2009
По газам. Часть 2 Версия для печати

Снегоходный пробег Рыбинск-Салехард
Часть 2. Вишерский надлом
Продолжаю репортаж «с колес» (точнее – гусениц) наших снегоходов «Зимогор», рвущихся в Салехард. После первой недели, пройдя 1150 км от Рыбинска решили сделать дневку в городе Емве. И не подозревали, что последующие шесть дней окажутся такими боевыми и малопродуктивными…

Пару слов про Емву, он же Княжий Погост, что в 200 км от Ухты, где закончилась первая часть пути. Не желая никого обидеть: городишко оказался простоватым, изначально построенный для обслуживания множества зон и поселений. Потом зоны, ГУЛЛАГи и поселения упразднились, а люди остались. Пеший обход центра в надежде найти хоть какой-то общепит (рассматривались варианты от рабочих столовых до самых крутых ресторанов) закончились обломом. Так же не работала баня, а самый крутой супермаркет «Пререкресток» оказался размером с каптерку. Единственный позитив – прокатились на маршрутке (конечно, «Газели») за 12 рублей, причем тетушка-кондуктор «обилетила» нас и дала сдачу. Дальнейший маршрут отклонялся от прямой нитки газопровода – надоела газпромовская инфраструктура, захотелось посмотреть природу. И, как потом выяснится, посмотрели!
Наметили участок через лесной массив, который на карте пересекали ниточки лесовозных дорог с покрытием, указаны избы. Потом выход к реке, на которой стоит поселок со звучным названием Богородск. Казалось бы, все просто, тем более что принимавшие нас люди, охотники и снегоходчики, уверяли, что тайга испещрена «буранками» (так здесь называют укатанные снегоходные трассы), а с реки подъезжают богородские охотники. В общем, засад ничто не предвещало.
Однако на местности все оказалось не так: лесовозные дороги давно не эксплуатировались, с тех пор, как тут закрыли все зоны. Бетонные плиты растащили и сквозь полотно стал пробиваться ивняк. Ну а мосты через речки сожгли – как это по-нашему: сжигать мосты не перед врагами, а перед своими же! «Буранки», вначале действительно наблюдавшиеся под толстым слоем снега, вскоре «рассосались», и пришлось идти по девственным просекам (с глубиной снега по пояс (а местами и до подбородка), выбирая путь по GPS к реке Вишере. На нее была основная надежда – там «всего» километров 40-50 до Богородска (точнее оценить было сложно: русло очень сильно петляет, вплоть до 180о). Однако на следующий день, спустившись на реку с крутого берега, оказалось, что радовались мы, рано: под полуметровым слоем снега шла верховая вода, и в этой каше снегоходы вязли, как мухи на липучке. Однако подняться назад на берег мы уже не могли – слишком крутой уклон.
Первый день на реке, самый тяжелый, прошли 4,5 км, что называется «с полной выкладкой». Потом поменяли тактику – оставили сани и вещи у палатки и пошли на пустых снегоходах торить путь. Когда один застрял наглухо, его оставили и пошли на втором. Постепенно пришло понимание, как бороться со снежной кашей, напрочь забивавшей гусеницу. Взяли две пустые канистры, и когда снегоход не мог идти вперед, подставляли канистры под багажник и палками вычищали нутро. Иногда так приходилось делать каждый километр. Перед тем, как тронуться из каши, один человек топтал тропу впереди, проваливаясь по середину бахила, и второй толкал по этим следам – тогда снегоход не проваливался. Иногда удавалось проехать метров по 200-300, и это была особая удача.
Шоком оказался закончившийся бензин – проехали-то от АЗС 135 км (на хорошем покрытии бака хватало на 350 км). Пешая прогулка назад около 6-7 км по воде и в темноте запомнится надолго. Зато утром следы подмерзли, и проскочили вчерашний участок как по асфальту. Свернули палатку и переместили лагерь в замеченную накануне охотничью избушку. Резон остановиться в избушке был еще в том, что на этом мы экономили на бензине для примуса – ведь его уходило на готовку и прогрев палатки более 2 литров в день. В принципе, в избушке можно было бы жить месяц – продуктов хватало. А там, глядишь, река вскроется, построить плот и…
Пока я обживал новое пристанище, растапливал печь и заготавливал дрова, Аркадий на максимально облегченном снегоходе проторил путь дальше еще на 11 км. Однако ночного заморозка не случилось, и следующий день оказался самым тяжелым. Толкали снегоходы, через километр очищали гусеницы, поднимали сани и чистили снег, налипавший на лыжи. Кругом – никаких следов человека, только заячьи и волчьи следы. Ситуация малоприятная: связи нет, бензин на исходе, до Богородска еще с 15 км. В одном месте влипли намертво, вдвоем не могли сдвинуть сани с места. Поставили палатку, в надежде, что ночью подмерзнет. Кончался уже шестой день пути.
И тут Аркадий, поехавший торить путь дальше, нашел свежую «буранку» буквально через пол-километра за нашим лагерем. По хорошему следу смотался по темноте в Богородск, привез бензина и чая, запасы которого почти закончились. И еще пива – это было высшее блаженство!
Следующий утром вырвались из объятий Вишеры, по которой шли шесть дней. Богородск оказался крепким деревянным поселком (он славится еще тем, что в нем по непонятным причинам нет крыс), однако телефонной связи ни в нем, ни в окрестных больших селах нет. И дозвониться до родных смогли только на трассе Сыктывкар-Усть-Кулом, и очень вовремя: те уже собирались обращаться в МЧС. Сама трасса довольно сильно подтаяло, оставалась лишь узкая полоска грязе-льда на обочине, поэтому выискивали старые дороги через своеобразные поселения, один из них – поселок Деревянный. Такое впечатление, что все население – Железные Дровосеки: у каждого дома горы дров. Удалось поесть в придорожной столовой, причем до отвала и за смешные деньги. В общем жизнь, после неделю экстрима, налаживается.
Итак, к 29 марта (когда пишутся эти строки) мы достигли поселка Усть-Кулом республики Коми, пробег от Рыбинска составил 1500 км. Здесь мы разместились на турбазе «Пожома яг» (300 руб. за двоих на два дня – где вы видели такие цены?). Все еще неясно, как будем пересекать Уральских хребет, откуда, как мы надеемся, пойдут зимники на север на Салехард. Однако уже один хороший момент появился – если раньше встречные, увидев надписи на снегоходах «Рыбинск-Салехард» спрашивали: «А где это Салехард?», то теперь наоборот, спрашивают: «А где это Рыбинск?».
Некоторые данные о пройденной части маршрута:
- максимальный дневной пробег (165 км) – в последний день, когда вырвались с Вишеры;
- минимальный дневной пробег (4,5 км) – во второй день на реке Вишере;
- минимальная ночная температура -19 градусов С;
- ночлег – в палатке, 1 раз в охотничьем домике.
- средний расход бензина на тяжелом участке – 20,5 л/100 км.

Благодарим Ивана из Богородска за бензин, Юрия, директора т/б «Пожома яг» за приют, Дмитрия Тараева из рыбинской компании «Турмаркет» за предоставленные снегоходные костюмы и компанию Liqui Moly за специальную «синтетику» для снегоходов. А еще Юлию Попову за Интернет-поддержку пробега и конечно, Николая Акимкова: хоть не поехал, но в дорогу снарядил всем.

Дополнительно по теме: